Crazy-sex.ru: На главную
Crazy-sex.ru: На главную
Регистрация


Забыли пароль?
Порнофильм: уже через 10 минут хочется уйти домой и заняться этим; а еще через 10 минут хочется уйти и не заниматься этим никогда в жизни.
Эрика Джонг
Новости
Самые комментируемые статьи » Маньяк в 23-00
Эротические рассказы » нескучные истории

Маньяк в 23-00

Дата создания: 09.01.2009, рейтинг: 0.00 (0 голосов), читали 3990 раз, комментариев: 3
Добавил: Afrodita

Встрепенувшись, Светлана оглядела кухню. Девчонки, потирая руки, прикидывали варианты наказания маньяка, не находя самого оптимального, который бы устраивал их обеих. А третье звено этой компании как бы вылетело на время из, казалось, бесконечной цепи обсуждений. Но она снова была здесь, в своей собственной квартире. Ей было неловко, вернувшись поздним вечером, тогда, из скверика рядом с домом, как нашкодивший щенок, прятаться в ванной комнате, чтобы смыть следы недавнего происшествия и спрятать испорченную одежду в корзину с грязным бельем, а потом аккуратно ложиться в постель к уже спящему мужу. Только утром Никита спросил про ее столь долгое отсутствие и, получив ответ, что задержалась у подруги, больше с расспросами приставать не стал.
Еще некоторое время они пообсасывали своих и чужих мужчин, затем переключились на наряды и косметику.
- Ладно, пора и честь знать, - официальным тоном произнесла Наталья, взглянув на часы, висевшие над дверью, - нужно собираться домой, а то мне влетит от Андрея. Сейчас только позвоню и сообщу, что выхожу - и я пошла. Маринка, ты идешь, уже одиннадцать вечера?
- Нет, мы еще тут немного потрещим. А ты иди, и не вздумай срезать через сквер, он точно тебя там ждет! – таков был ответ уже прилично захмелевшей подруги. "Не может без своих острот!" - про себя заметила Наташка, догадавшись, что речь идет о маньяке, но ничего не ответила, а только лишь иронично улыбнулась. Она вышла в коридор, быстро позвонила по телефону и начала одеваться, а подруги стояли, обнявшись, в дверном
проеме кухни, и наблюдали за ее сборами.
- Передавай привет своему Андрюхе! – Светка бубнила с набитым ртом, занятым
шоколадной конфетой и незаметно подмигнула Маринке. – Мы его любим!
- Обязательно! – сделав вид, что не обнаружила подвох, парировала Наталья. Но про себя заметила: "Все-таки стервозность – это свойство от рождения", - и улыбнулась в ответ, так до конца не поняв, чего именно она добивалась этой репликой: вызвать ревность или это обычная зависть к их устойчивым и спокойным отношениям? Входная дверь Светкиной квартиры щелкнула закрывающимся замком. На лестничной клетке тускло мерцала, но не зажигалась до конца, единственная лампа дневного света. Наташка юркнула в открывшиеся со скрежетом двери лифта и нащупала кнопку первого этажа. Призрак маньяка постепенно проникал в сознание по мере отдаления от квартиры с веселящимися подругами. Шаги гулко отдавались в голове, когда она пробегала по кафелю холла первого этажа подъезда и выскочила на улицу.
"Как идти домой? Через сквер? Нет, одной мне это не осилить. Лучше обойду его по периметру. Там и фонари все целые, и народ прогуливается, " - успокаивала себя самая скромная и тихая из подруг. Она никогда не выставляла своих достоинств на показ, но в ее фигуре улавливалась особая гибкость, пышные черные, как смоль, волосы и огромные карие глаза придавали облику особый шарм, в сочетании с высокими скулами и тонкими чертами лица. В ней присутствовала не кричащая во всеуслышание, а изящная и неброская харизма, которая если затянет тебя, то уже точно ни за что не отпустит.
Огибая сквер по самому краю, девушка ступила ногой на пешеходную дорожку, проходящую сквозь череду многоэтажек, чтобы уже вплотную подойти к своему дому. Сначала она не обращала внимание на посторонние звуки за спиной, а теперь все отчетливее слышала шаги сзади, которые повторяли ее собственные. Тот, кто шел следом, не спешил обогнать, а старательно копировал скорость и частоту передвижения. Набрав в легкие воздуха и почерпнув немного мужества из своего часто бьющегося сердца, Наташка повернула голову назад, не снижая темпа. За ней следом, расставив ноги шире плеч и балансируя руками, двигалось пьяное тело, как заблудший щенок следует за мамашей, которая знает дорогу.
- Вот я идиотка! Нашла чего бояться. Из него маньяк сейчас, как из меня наемный убийца.
Ему бы до кровати доползти и уснуть побыстрее, - тихо прошептала себе под нос, довольная собственными умозаключениями, девушка. Окончательно расслабившись, она повернула за угол, где находился ее дом, и легкими шагами приблизилась к собственному подъезду. Неожиданно, когда Наталья открыла кодовый замок и потянула ручку двери на себя, чья-то сильная рука зажала рот, размазав помаду по лицу. Кто-то силой втянул ее внутрь подъезда и поволок вниз по лестнице, в подвал.
Там было темно, как в преисподней, словно земля расступилась и в момент сомкнулась над головой, не оставив и лучика солнечного света. Девушка вырвалась из цепких рук, словно клешни, сжимавших ее трепещущую плоть, и попыталась бежать. Спотыкаясь о какие-то предметы, хаотично разбросанные на полу, от которого веяло сыростью, снова поднималась на ноги и опять падала, подкошенная новым препятствием. Истеричные крики глушил низкий потолок, да и кто придет на помощь в этом безнадежном и жестоком мире? Очередное препятствие – очередное падение в пыль. Эти надоедливые руки снова поймали ее, чтобы уже не отпускать. Что-то мягкое было втиснуто в рот, затем перевязано вокруг головы тугими кольцами вместе с глазами. "Зачем? Тут и так ничего не видно? " – шептало второе "я" в голове девушки. Широкий ремень сжал запястья, и руки жертвы взметнулись вверх, как безвольные крылья подстреленной птицы. Послышался скрип работающего блока, но Наташка не понимала, что ее попытались приподнять с помощью примитивного механизма. Только кончики пальцев ног в замшевых сапожках теперь касались бетонного пола, а остальное тело было слегка подвешено за край этого ремня. Из глаз, туго перевязанных чем-то вроде платка, градом лились слезы. Ужас проникал в каждую мембрану маленькой части человека, которую некстати называют клеткой, и эта мембрана, натянутая, словно невидимая тончайшая струна, надрывно дребезжала и готова была лопнуть в любой момент.
"Сейчас он возьмет щипцы или пилу и начнет меня кромсать на тысячу маленьких кусочков!" – ужасные и кровавые блики, как осколки калейдоскопа, складывались в не менее кровавые картины. Но последовало нечто другое. Уже знакомые руки обвязали лодыжки ног веревками и закрепили концы на полу в кольцах арматуры, которые выпирали на поверхности плит, соединенных в единое целое. Теперь выходило, что и ноги были обездвижены, находясь на расстоянии полуметра друг от друга. Ими можно было немного шевелить, но поднять или делать резкие движения не было никакого желания – тут же веревки впивались в кожу, а наличие чулок только усугубляло положение. Наталья слышала шаги. Он обходил по кругу свое творение, видимо изучал и наслаждался проделанной работой, так как постоянно проверял надежность крепления рук и ног, слегка подергивая узлы. Уши резала абсолютная тишина, не слышно было шагов или других звуков, будто вас поместили в огромную стеклянную банку и закрыли сверху крышкой. Подергивания прекратились. Девушка не могла понять – ее оставили в покое или что-то готовится, чего невозможно предугадать? Это безмолвие тянулось некоторое время. Может минут пять, но "загнанной в угол мышке" показалось, что прошло не менее получаса. Вдруг она резко вздрогнула всем телом, когда незнакомец коснулся плаща на уровне груди и провел ладонью по ткани так, словно не было кофточки и лифа, создающих дополнительные препятствия для руки маньяка, а была только нежная кожа сосков на вздымающихся холмах ее груди. По спине пробежал холодок, когда другая рука неизвестного мужчины дотронулась до плеча и провела по волосам. Наталья дернулась для того, чтобы показать свое неповиновение незнакомцу. Тут же жестко получила ответ в виде натягивания веревки блока, что вызвало кратковременную, но достаточно сильную боль во всех суставах. Пауза… И снова эти руки, которые начали медленно подниматься от сапожек вверх по чулкам. Скорее всего, он присел для этого на корточки.
У них с Андреем в постели всегда было все нормально, как она считала. Регулярно и продолжительно. Но, вот это "регулярное постоянство" немного действовало на нервы. Иногда он требовал такого, чего Наташка в меру своего пуританского воспитания не могла себе позволить, принимая некоторые просьбы мужа как извращения, на что последний обижался и отворачивался к стенке… хотя в душе была не против попробовать что-то новенькое, находя некоторые "извращения" очень заманчивыми, но внутреннее "я" упорно сопротивлялось. Иногда, при совместном просмотре фильмов для взрослых, в которых сама не могла оторваться от сцен, где мужчина энергично работал языком, или в те моменты, где женщина удовлетворяла партнера орально, ощущала необычайный подъем возбуждения. Но побороть себя и проделать такое вместе с мужем не хватало духа, несмотря на то, что Андрей неоднократно пытался сделать ей приятно. "Как мы будем потом смотреть друг другу в глаза?" - отвечала на уговоры. Но внутреннее желание подсказывало, что это ошибка, что стоит попробовать. Изредка она сама пыталась предложить подобное, в порыве страсти, но осекалась на полуслове.
Руки ласкали Наташкины ноги, ласкали так, что их хозяйка забыла, в каком положении находится. Так нежно и так чувственно, как ее Андрей никогда не делал. Они то легко массировали, то аккуратно поглаживали всю поверхность, то активизировались на отдельных участках, доставляя жертве незабываемое удовольствие. Неизвестный резко поднялся вверх, задев своим лицом ее волосы, от чего по всему женскому телу пробежало два ряда "мурашек". Первый ряд реагировал на страх, а второй поднимал маленькие волосики, отвечающие за ощущение неги и желания. Возбужденно дыша, мужчина в момент оказался перед ней лицом к лицу, так близко, что она услышала звук шумно выдыхаемого им через нос воздуха. Охваченный приступом желания, он резко приподнял юбку и рванул трусики жертвы вниз, наклоняясь при этом все ниже и ниже. Чулки тоже вмиг оказались приспущены, и что-то мокрое и теплое поползло по правой ноге чуть выше правого колена, вновь поднимая вторую волну "приятных насекомых". – "Это же язык!" – догадалась Наташка, - "Какой ужас…"
Язык медленно полз, оставляя влажный след на голой ноге. Жертва закрыла глаза под повязкой и окончательно перестала контролировать свои эмоции. Теперь она поняла, сколько новых ощущений можно получить от близости. А этот мастер своим необычным инструментом заставил ее трепетать так, что неискушенная женщина интуитивно начала продвигать уже давно мокрую "киску" на встречу его орудию. Он впивался в стриженый холмик губами, то виртуозно выписывал кончиком языка отдельные "па", то, проходя виражи, проникал глубоко внутрь "пещерки". Его невозможно было остановить, да и жертва не пыталась отстраниться, а наоборот, если бы руки сейчас были свободны, они непременно впились бы в волосы нападавшего, так как приближалась долгожданная развязка. Наташку просто метало из стороны в сторону на волнах оргазмов, которые нахлестывали один на другой. Когда девушка, наконец, пришла в себя, стало понятно, что рядом уже давно никого нет. Растерянная и озадаченная, подобно слепому котенку, вторая из трех подруг шепотом спросила у темноты: «Тут есть кто-нибудь?» Ответа не последовало. Первая же из попыток освободить руки оказалась удачной. Оказалось, что улизнувший маньяк успел ослабить узел веревки. Легко расправившись с блоком и сняв ремень на запястьях зубами, она избавилась и от повязки на глазах. Путы на ногах тоже не представляли из себя ничего сложного. В подвальном помещении горел неяркий свет, от чего стало не по себе, ведь сразу стало ясно, что чужой мужчина разглядывал ее прелести. На лице факелом вспыхнул румянец…
Немного размяв затекшие ноги, Наташка выбралась из подземелья и оказалась в своем подъезде. Когда она открыла ключом дверь, то выяснилось, что мужа дома не было. "Наверное, надоело ждать, и он пошел меня встречать на улицу " - размышляла жена, разогревая еду. – "Хорошо, что успела к его возвращению привести себя в порядок" Только взгляд очередной жертвы стал более загадочным, а движения расслабленного тела после внезапного "падения в преисподнюю", еще больше подчеркивали их природную женственность.

После нашей "деловой" встречи с девчонками прошла уже почти неделя. Володька ходил надутый с прошлой пятницы, когда я допоздна засиделась у подруги. Объявил забастовку в форме молчания. Последняя его фраза звучала примерно так: "Ты, Марина, серьезные разговоры постоянно переводишь в идиотские шуточки. На телефонные звонки не отвечала. Идти вас разыскивать к Светке в такое время суток - не слишком удобно. А вдруг, на обратном пути что-то стряслось? Тем более по телеку постоянно трезвонят про какого-то полоумного, который орудует в нашем районе? … " Перелистывая события, становилось не по себе. "С одной стороны муж абсолютно прав, а с другой стороны жены тоже имеют право посидеть с подругами один раз в неделю. Подумаешь, на пару часов задержалась, не другой же конец города. Тем более, предоставляем мужчинам полную свободу действий: смотри свой футбол, пей пиво…" – искала я себе оправдание. Занятая на кухне готовкой, начала прислушиваться к включенному телевизору, развлекавшему меня по вечерам, когда "сильная половинка" еще спешила с работы. Он возвращался на пару часов позже. Передавали криминальные новости.
« …На детской площадке, у дома номер семь… в деревянном домике для игр найден очередной труп молодой девушки предположительно двадцати пяти - двадцати восьми лет. Как предполагают правоохранительные органы, она стала очередной жертвой кровавого маньяка. На это указывает характерный почерк преступления…» - бесстрастно читала заготовленный текст девушка в милицейской форме. Дальше следовало описание предположительного психологического портрета преступника. Детективы считали, что это человек, недооцененный в обычной жизни, и ему доставляет удовольствие не само насилие, а возможность находиться в центре внимания. Да и сам факт того, что насильник водит за нос милицию, является большим стимулом к возбуждению, чем непосредственно все его действия. Мне вдруг отчетливо стало понятно, что никто в нашем районе не может чувствовать себя в безопасности, особенно это касалось молодых девушек и женщин в возрасте от двадцати до тридцати лет, к которым и сама относилась. Переваривая и анализируя полученную информацию, я вернулась к плите, где на сковороде жарился, разбрызгивая в разные стороны, нарезанный аккуратными кружочками, картофель, шипя и покрываясь аппетитной корочкой. В духовке томилась баранья грудинка, благоухая розмарином. В холодильнике, в запотевших бутылках, ждало своего часа легкое светлое пиво именно того сорта, который любил хозяин дома. Одним словом, основательно подготавливалась почва для примирения. Ростки моими стараниями должны взойти быстро. Были выполнены все условия: хороший ужин, новая прическа, макияж, маникюр, сексуальное белье… "Так, что же еще? Нужно поскорее сервировать стол и прибраться в квартире… и еще мусор вынести!" - как испуганные серые зайцы, поскакали вспышки по лабиринтам такого же цвета мозга.
Итак, комнаты и кухня сияли чистотой, ужин приготовила, осталось только вынести пакет с отходами. Мусоропровод в доме не функционировал несколько дней – засор, да и вокруг люка, через который происходил выброс, тоже образовались горы, распространявшие аромат а-ля «не задохнись». По этому Маринка набросила легкую курточку, решив заодно и подышать свежим воздухом, по привычке посмотрелась в зеркало перед тем, как закрыть ключом входную дверь с обратной стороны. В предвкушении сегодняшнего вечера, поправляя прическу и одергивая вниз короткую юбку, которые сама не любила, но надела сегодня специально для Володи, она мысленно еще раз проверила выполнение намеченного плана: "Так, кофточка мне идет… не полнит, хотя и светлая. Вкусная еда на столе, пиво охладилось, шампанское тоже на всякий случай, свечи. Кругом идеальный порядок, за которым постоянно следил муж. Это его привычка с детства. Хотя меня раздражает, когда он даже перед близостью аккуратно складывает вещи на стуле, поправляя каждую складочку на одежде. А так хочется иногда настоящей звериной страсти, такой… необузданности в действиях, которую невозможно контролировать и предугадать… Все, кажется, отвлеклась от темы. Пора идти на улицу!"
Оба лифта были заняты, пришлось спускаться вниз пешком с пятого этажа. Каблучки туфель звонко цокали по лестнице, нарушая тишину межэтажных пролетов – "скок-поскок… скок-поскок". Первый этаж - скрип дверной пружины - шум вечернего города. Легкой поступью, паря на крыльях ожидания Маринка стремительно преодолевала расстояние до контейнеров и обратно. На мгновение показалось, что за ней кто-то следит. Бывает такое чувство неопределенной опасности, даже непонятно, как его объяснить. Но она стряхнула с себя это наваждение легким кивком головы: "Насмотрелась телевизора! Что теперь, никуда ни шагу?" В очередной раз входная дверь с шумом захлопнулась за спиной спешащей домой девушки. Достаточно было бросить короткий взгляд на лампочки, сигнализирующие о движении, чтобы ей стало ясно - пассажирский лифт еще занят, но соседняя кабина его грузового собрата стояла с распахнутыми створками. Сзади Маринку нагоняли чьи-то шаги, как ей на тот момент подумалось, что это кто-нибудь из соседей, которые возвращаются в это время домой.
Какая-то сила втолкнула ошарашенную внезапным нападением хозяйку приготовленного ужина внутрь грузовой кабины. Человек в черной маске повалил несчастную на пол лифта. Оба тела с грохотом упали вниз, но напавший первым успел подняться и нажать кнопку. Механизм сработал на подъем. Он снова прыгнул на нее, когда бедняжка попыталась встать на ноги. Девушка кричала и отбивалась, царапаясь ногтями и кусая за руку. Последовал ответ в виде хлесткого удара ладонью по лицу. Воспользовавшись ее замешательством, маньяк остановил лифт между этажами и хладнокровно, задрав вверх мини лежавшей на спине жертве, начал стаскивать с бедер трусики, задев ногтями ткань чулок, на которых тут же поехала стрелка. Маринка и не думала сдаваться, улучшив момент, попыталась нанести удар каблуком в область паха, но промахнулась, за что получила еще одну пощечину, после чего притихла. "Лучше пусть изнасилует, чем убьет" - решила, смирившись уже окончательно, и произнесла фразу, которую от себя не ожидала – "Чего ты так насел на меня? Спросил бы лучше – я и сама не против. Да еще и одежду портишь" Парень, стоявший на коленках, на время задумался, расстегнул ширинку и достал приличных размеров "молот".
- Да он у тебя просто красавец! Какой огромный! – девушка приподнялась и потянулась к нему, взяв инициативу на себя. Никакого плана, чтобы спастись бегством, не было. "Даже если вырвусь, нужно еще чтобы кабина доехала до этажа, а этого времени у меня нет" - размышляла про себя Марина, уверенно двигая рукой на члене взад-вперед, а другой освобождаясь от трусиков. - "Да и что толку? Сама с ним не справлюсь" Человек в маске был озадачен такой резкой переменой в сложившейся ситуации. Не ожидая подобного поворота событий, он находился в замешательстве, но рука делала свое дело и его «дружок», сначала вроде бы пошедший на попятную, снова стал наливаться кровью. "В самом деле, чего такого, если моя "дамочка в мини" так себя ведет? От них можно чего угодно ожидать!" - с этими словами он притянул ее к набухшей головке, давая понять, что нужно делать. От прикосновений к нежной кожице на торчащем "стволе" у девушки явно что-то просыпалось между ног, обильно выделяя влагу - "И в подобной ситуации стриженая "кошечка" проявляла себя таким неподобающим образом? Мда…Хороший "инструмент", но не больше, чем у моего Володьки…"
Маринка, стоя на четвереньках, обхватила губами головку и заиграла на «флейте», используя все свое умение и способности. Язык совершал круговые движения в замкнутом пространстве, ограниченном плотно сжатыми губами. Высвободив на мгновение пленника из столь жарких объятий, она кончиком "шустрой змейки" пробежала от самого основания до пульсирующей макушки, чтобы с новой силой наброситься на это великолепное творение.
- Ммммм….- услышала девушка приглушенный стон, указывающий на то, что действия ведутся в правильном направлении, а ее тело само начало раскачиваться в такт движениям головы. Свободная рука сама потянулась к взмокшей "стриженой кошечке", чтобы принять в этом безумном танце самое непосредственное участие, доставляя хозяйке дополнительное удовольствие.
Мужчина опрокинул ее на спину, останавливая волну накатившего цунами, и еще для того, чтобы немного передохнуть, а сам стал осыпать кожу расслабленной жертвы россыпью страстных поцелуев. Его губы мягкой поступью исследовали плечи и шею, постепенно опускаясь к двум холмам с набухающими от чутких и осторожных касаний, сосками. От неожиданно приятных и чувственных ласк Маринка окончательно теряла над собой контроль - ухватив рукой "вздымающееся чудо", направила его прямо туда, где полыхало пламя, которое непременно следовало погасить. Когда упругая плоть начала проникать глубоко внутрь, раздвигая увлажненные острым желанием складки входа в "пещерку ", низкие гортанные стоны девушки наполнили пространство небольшого помещения кабины лифта, отражаясь от потолка гулким эхом, а ножки в кружевных чулочках обхватили парня по бокам, сомкнувшись на спине в районе поясницы. Их совместные движения отличались на удивление слаженной работой, настолько, что когда один замедлял темп - другой предугадывал это заранее каким-то необъяснимым образом и тоже притормаживал. Неизвестно сколько времени продолжался этот ураган страсти, но в какую-то секунду они оба почувствовали неотвратимость приближающегося извержения. Мужчина постепенно прибавлял в скорости и глубине проникновения…
- Ааааа… сучка, получи… ты лучшая сучка на земле! – густая жидкость ударила фонтаном и устремилась вглубь "впадины", а обессиливший мужчина упал всем телом на девушку, которая с силой пыталась сжать разведенные ноги…
Голос человека Маринке показался очень знакомым, да и момент представился самый удобный. Она резко сорвала с его головы вязаную шапочку с прорезями для глаз…
- Володька? Ты?... Не может быть! Как? Почему? Что происходит? – полная растерянность и непонимание – вот, какие чувства пронизывали сознание продолжающей лежать на спине и смотреть на своего мужа девушки. В этот момент кабина лифта дернулась и поехала вниз. Молодой человек молниеносно вскочил на ноги и подал руку своей даме.
- Давай для начала поднимемся к нам домой. И не смотри на меня как на маньяка! Если бы я на самом деле увлекался подобным, то тебя уже давно нашли в мусорном контейнере! – парень смеялся в голос, его трясло так, что он никак не мог попасть пальцем в кнопку «стоп». Наконец, это удалось и после еще одного нажатия на кнопку с цифрой пять, лифт сменил направление движения и медленно поехал наверх.
- Как ты мог! Я так испугалась! - звонкая пощечина заставила левую сторону лица мужчины покрыться густым алым цветом. Он только молча потер ладонью зудящее место и снова улыбнулся.
Даже не успев толком одеться, супруги выпрыгнули из замкнутого пространства
металлической кабины и, преодолев небольшое расстояние общего коридора, с шумом
ворвались в собственную квартиру. Когда они, наконец, привели себя в порядок и немного отдышались, Маринка усадила благоверного на кресло в спальне, а сама расположилась напротив него, закинув ногу на ногу, на стуле и скомандовала, грозно сдвинув брови над переносицей: «Теперь по порядку все мне объясняй! И говори только правду!»
- Да чего тут говорить? Все проще пареной репы, - с лица Володьки не сходила довольная улыбка. – Короче, так… Дальше последовал довольно долгий и подробный рассказ, объясняющий многие происшествия, которые затронули всю их дружную компанию.
- Эта история берет свое начало с того дня, когда я, Наташкин Андрюха и Никита – муж Светки, решили выпить немного пива в гаражах, - молодой человек силился вспомнить все мельчайшие подробности, - Ну, мы немного выпили и, как водится, разговор плавно перешел на баб. Затронули половой вопрос и, оказалось, что никто не доволен тем, как эта жизнь протекает…
- Ага, значит, я тебя уже как женщина не устраиваю? - Маринка насупила брови, надула губки, руки уперлись в бока, изобразив вместе с бюстом аппетитную букву «ф». – Давай я тебе куплю на день рождения резиновую «Зину» или приглашу стриптизершу?
- Вот, опять со своими придирками… Понеслась… - парень уже не сдерживал себя, а смеялся в голос. Ты меня полностью устраиваешь! Дело не в этом, а в том, что наши отношения превратились в рутину, обыденность. И не только у нас, а, как оказалось, у всех.
- Допустим, это так, но не проще ли было просто сесть вдвоем и поговорить? – женское самолюбие немного отступило.
- Ты будешь слушать или перебивать меня? – спокойным тоном парировал муж, изобразив мимикой и разведенными в стороны руками немой вопрос.
- Ладно, больше постараюсь не трогать тебя. Продолжай! – сложила руки восьмеркой у себя на груди девушка.
- Значит, обсуждали с ребятами наши постельные проблемы, и тут Никита предложил: «А давайте вместе этот вопрос разрулим? У меня идейка имеется!» Мы замолчали с Андрюхой и уставились на него, а он продолжал: «Тут сосед по гаражам, мент один… да вы его видели, рассказывал про маньяка, который завелся у нас в районе. Говорил, что через пару дней об этом уроде сюжет должны показать в криминальных новостях, всасываете?» Оба в один голос удивленно: «Нет…» Идейный вдохновитель продолжил после небольшой паузы: «Если кто из наших увидит по телеку сюжет – это станет нашим прикрытием. Вот, представьте себя на месте маньяка, только жертвами будут наши жены. Я собираюсь в командировку через неделю, но никуда не поеду. Снял уже гостиницу. От вас требуется небольшое участие. Нужно полчасика покараулить на разных концах сквера, чтобы народ не заходил и не мешал… Связь поддерживаем через мобильники. Короче, буду концерт Светке устраивать с изнасилованием, понимаете?»
- Дальше он в подробностях изложил свой план… В тонкости тебя посвящать нет резона, да и смысла не вижу – это чистая механика. Мы втроем разработали подробную схему действий. Сначала жертвой стала Светка, потом Наташка, следующая и последняя – ты. Со вторым вариантом довольно долго провозились - пришлось подготовить в подвале их с Андрюхой дома «камеру пыток». А с тобой вообще вышла промашка – в теории мне следовало ворваться за тобой в нашу квартиру, а уже здесь произвести над тобой развратные действия. Но чуть опоздали, не успели к твоему возвращению с работы… Решили, что вообще ничего не выйдет, а ты мусор решила вынести. Подфартило… - Володька увлеченно рассказывал, иногда даже вскакивал с места, чтобы жестами и движениями тела дополнить картину своего повествования.
- Ого… Как вы нас… Если все это действительно так… - только и смогла произнести Маринка, до этого сидевшая с открытым ртом.
- Ничего я не вру… Расспроси подруг на предмет их последних приключений, - муж сидел в кресле довольный и раскачивал ступней ноги, закинутой сверху на другую ногу
крест-накрест, облокотившись локтем в спинку, а кулаком подпирая подбородок…
Прошло несколько дней после моего допроса Володьки. Конечно, мы с ним в тот же вечер помирились, дополнив картину ужином при свечах и сумасшедшим сексом. В криминальной сводке за неделю сообщили, что настоящего маньяка поймали и что он находится под следствием. В спокойной обстановке завершились и следующие пять трудовых дней. Впереди замаячили выходные. Без всяких осложнений на этот раз мужья отпустили нас в кофейню. Сидя за маленьким столиком с розовыми салфетками, тихонько хихикали, посвящая друг дружку в подробности встреч с маньяком.
- А все-таки жалко, что эти приключения закончились! - подвела итог Светка, выпуская струйку сигаретного дыма.
- А может они только начинаются? – подмигнула я подругам, вызвав у обеих колики в районе живота…


Версия для печатиВерсия для печати
Это интересно
Загрузка ...
Читайте на сайте
  • На даче
  • Я никогда не забуду этой девушки
  • Секс за деньги
  • Отдых в Турции
  • Постельные секреты Джакомо Казановы
  • Кот
  • Большая порция гормонов
  • Во время летней сессии
  • Девичник
  • Ментовский праздник
  • Оценка
    Комментарии
    Afrodita :: 28.03.2009 01:58:28

    Vi_cool, пишите еще. ))


    Vi_cool :: 26.03.2009 19:46:38

    Вот начало истории:

    Все начиналось буднично и скучно. После рабочей недели мы с подругами… нет, не пошли в баню, как в одном старом новогоднем фильме, хотя и это не исключалось из планов, а решили собраться у одной из нас, чтобы немного выпить и поговорить “за жизнь”. По многолетней традиции было решено оставить мужчин на хозяйстве, то есть дома, и Светка, у которой благоверный находился в командировке, пригласила весь девичник к себе. Быстро договорившись с девчонками по телефону о разных нюансах нашей встречи: во сколько, и с чем приходить, я чмокнула в щеку своего мужа и выпорхнула из собственной квартиры на лестничную площадку. По дороге мы должны были встретиться с Наташкой.
    Наташка в нашей дружной троице считалась тихоней и скромницей, в отличие от Светки, которая всегда искала приключений на свою упругую пятую точку. Она была заводилой во всех компаниях. Обладая привлекательными внешними данными и аппетитными формами, являлась лакомым кусочком для любого мужчины. От чего ее Никита постоянно страдал внезапными приступами ревности, а по их многострадальной квартире во время бесконечных ссор по воздуху перемещались “летающие тарелки”, постоянно терпящие авиакатастрофы на стенах и полу, оставляя кучи осколков и незначительные мелкие дефекты на поверхностях мебели. После чего наступало долгожданное перемирие со всеми вытекающими постельными эквилибрами.
    Наташа со своим Андреем жили тихо и незаметно для окружающих их соседей. Если и случались у них конфликты, то об этом никто не догадывался. Она очень редко участвовала в различных обсуждениях интимного толка в шумных компаниях, а при слове, обозначающее мужское достоинство, вообще краснела подобно мелкому речному хищнику, оказавшемуся на дне кастрюли с кипятком.
    Наши дома находились по соседству, так как все проживали в одном районе, и добраться можно было пешком. Только идти к Светлане приходилось через темный скверик, чтобы сократить расстояние. Перед этим сквериком мы и договорились встретиться с Натальей, на небольшом освещенном пятачке под одиноким фонарным столбом, единственным, который еще не разбили местные подростки. День в начале апреля заканчивался достаточно рано, поэтому в семь вечера сумерки обволокли притихший город. Уже вдвоем две девушки, взявшись за руки, чтобы не испугаться причудливых пятен деревьев и кустарников в темноте, быстрым шагом почти бежали по узкой тропинке по направлению к дому третей подруги. Через десять минут они выбежали к многоэтажному дому, стоявшему ребром к скверу.
    - Фух, - отдышалась Наташа, – Хорошо, что мы никого не встретили по дороге. Я бы точно описалась! Не хватало, чтобы в наших краях завелся какой-нибудь маньяк!
    - Мда… самое удобное место. Лучше и не придумать, - согласилась я.
    Оставшийся путь мы обе прошли молча. Почему-то вспомнился момент, когда моя спутница завизжала во время совместного просмотра фильма ужасов в кинотеатре, вызвав громкий смех во всем зрительском зале. Но сейчас и мне было не по себе. Молодые листики только начали покрывать ветки деревьев и кустарников свежим зеленым цветом, но, прорываясь через жуткий частокол причудливых фигур, которые образовало это скопление растительности, не удалось насладиться радость наступившей весны. Напротив, осталось ощущение тревоги и опустошенности. Даже не хотелось поворачиваться лицом к этой серой стене из веток.
    Мы ворвались вихрем в Светкин подъезд. Дверь нам открыл выходящий из него мальчишка с собакой. На лифте поднялись на нужный этаж и позвонили в дверной звонок квартиры подруги.
    - Ой, приветик! Чего так долго шли? На вас по пути напал злой монстр? - затараторила хозяйка, улыбаясь во все свои тридцать два зуба и вытягивая в трубочку накрашенные губы для приветственных поцелуев. - Давайте посидим на кухне. Так будет намного
    удобнее…
    - Конечно, - в один голос согласились мы с ней. На кухонном столе, извлекая из его поверхности гулкий звук, оказались вынутые из принесенных нами пакетов две бутылки красного вина и шоколадные конфеты. В шесть рук молниеносно соорудили салаты и сервировали небольшой столик. На нем уже по краям расположились бокалы с налитым вином, а трое присутствующих дам, восседали вокруг периметра столешницы на мягких табуретках.
    Сначала старые подруги принялись обсуждать рабочие проблемы. Каждая из них в позах и жестах изображала своих неотесанных и тупых начальников и коллег, вызывая безудержный хохот остальных, но по мере опустошения горячительного содержимого в стеклянных емкостях, разговор плавно перетек в более откровенное русло. Естественно, о чем могут говорить три девушки, находясь в стадии легкого подпития? Конечно, о мужиках! Хотя свои похождения никто не афишировал, называя сторонние контакты не по имени, а “Он” или “Мой”, но в подробностях иногда добавляли перца. Вот только Наташка всегда молчала и слушала. И только изредка сравнивала наши со Светкой похождения с ее интимными развлечениями, которые они придумывали вместе с Андреем, добавляя всегда, что ее муж лучше всех.
    Светка рассказывала про своего нового ухажера. Про то, какой он галантный, как внимательно к ней относится, какими глазами смотрит на нее. Про их дикую страсть на лестничной площадке. Буквально в пяти метрах от спящего Никиты, который даже не подозревал, что его женушка, после недолгого секса в спальне с ним будет, как похотливая кошка, по первому звонку на мобильный телефон от практически незнакомого мужчины, приоткрыв тихонько входную дверь, стонать и кусать пальцы рук, вздымая грудь вверх. Она играла с его “зверьком”, покусывая и посасывая мягкую плоть, оглядываясь по сторонам, чтобы их не застукали соседи. Прыгала на нем сверху, стоя, упершись в перила, обхватывала тело немного озадаченного таким поведением партнера своими ногами сзади, распахнув свой коротенький халатик. Так сказать, взяла вожжи в свои руки. И получила все, чего желала. Мы с Натальей только слушали, открыв рты, и цокали языками, принимая из ее рассказа порцию незабываемых изображений в разогретый спиртным мозг. Этот монолог длился около час. Но тут Светка вдруг резко остановилась на полуслове.
    - А вы слышали про маньяка, который промышляет в нашем районе? – спросила она почему-то шепотом.
    - Нет… - открыв глаза и рот, на половину просвистела, а на другую половину прошипела Наташа, барабаня кончиками ногтей по столу.
    - А что за маньяк? Откуда родом? – попыталась я пошутить.
    - Маринка, хватит тебе издеваться, - одернула меня Светлана, - Тут все серьезно, а ты…
    Короче, он нападает на молодых девушек поздно вечером. У него на голове вязаная шапочка с вырезами для глаз. Среднего роста и телосложения. Все делает тихо. Достает нож, приставляет его к горлу и насилует своих жертв. Уже четыре трупа в нашем районе обнаружено! Как говорит наша доблестная милиция, ему придумали имя, ну, знаете как там Джек-Потрошитель, или Человек-Пила… А этого они между собой называют “@бун-Молчун”.
    Тут не выдержали мои нервы, и я засмеялась в полный голос. - Ненавижу, когда мужики делают ЭТО безо всяких звуков! Точно, он – маньяк.
    - Ты все со своими шуточками, - затрещала Наташка. - Может это чистая правда!!!
    - Его никак не могут поймать? Он, наверное, страшный, если прячет свое лицо. Интересно, может он немой? – не унималась она.
    - Да уж точно, что не мой… Володька. Ему пора намордник покупать, как он трещит по телефону, - продолжаю острить.
    - Ты опять принялась за свое? – отреагировала уже Светлана. – Не хочешь - не слушай!!!
    - Все, угомонилась, замолкаю. Продолжайте, - бросила я подругам.
    - Так, вот, представляете? - опять затараторила Светка. - Один труп нашли вчера в этом скверике, через который вы шли…
    На кухне повисла гробовая тишина.
    - В каком смысле? – выдохнула Наташка. – И что?
    - Что-что. Он ее разделал, как орех! Разорвал всю одежду, связал руки, изнасиловал в извращенной форме, а потом прибил гвоздями к дереву. Обнаружили утром с разрезанным животом, а вокруг шеи обмотаны кишки. Фу! Вот так, а она смеется, - эта фраза уже предназначалась мне лично.
    - А ты нам ничего не сказала! Подруга называется! – вспылила я. – А вдруг он и нас того… К дереву гвоздями?!!! И откуда они, менты, узнали, что он молчит?
    - А одной девушке каким-то образом удалось от него улизнуть. Говорит, что маньяк начал что-то искать на земле, ну, она ноги в руки и бежать. Во, как! - констатировала Светлана.
    - Кажется, что искал молоток или гвозди. Или чего еще выронил, - мне становилось не по себе, и голос почему-то немного дрожал.
    - Да… Какой гад! Ни капельки не будет жалко, если его поймают и посадят! – сдвинула брови Наталья.
    - А еще было б лучше, если бы его посадили в общую камеру! Там урки ему тоже устроят извращенную форму! – в моей голове пронеслись сцены наказания насильника и они вырвались наружу.
    - Не думаю, что этот человек такой уж плохой. Просто были у него проблемы в детстве, может его самого изнасиловали? – встала на защиту маньяка Светка, выгнувшись над столом и касаясь кончиками груди столешницы. – Мне его жаль, и таких, в крайних случаях, нужно лечить!
    Она застыла в этой позе и стала вспоминать свою недавнюю прогулку в этом сквере. Три дня назад, вечером, еще ничего не зная о трупах и жестокости, ходила одна и мечтала об еще одной встрече со своим любовником. Буйные фантазии рисовались так отчетливо, что между ног уже начинался зуд. Было тихо. Под моросящим весенним дождем с зонтиком, поднятым к небесам и прижатой к телу другой рукой дамской сумочкой, Светка брела по аллее, полной мокрых темных пятен, иногда перепрыгивая через выбоины в асфальте, наполненные водой. Как-то незаметно совсем стемнело. Нужно возвращаться домой, где уже, наверное, ждал ее голодный Никита, припозднившийся на работе. “Хорошо еще, что позвонил и предупредил, что задержится” - всколыхнув обиду, заиграло самолюбие. И тут впереди, в сумраке, стала вырисовываться темная фигуру, постепенно приближаясь и увеличиваясь в размерах. “Наверное, тоже чей-то голодный муж”, – легкое злорадство приятно щекотало изнутри. “Значит, не мне одной такое счастье привалило – сидеть и ждать. Будет здорово, если удастся сегодня уговорить мужа пораньше улечься спать, а не таращиться в телевизор. Лучше бы занялся мной!”.
    Углубленная в свои мысли, она не заметила, как поравнялась с темным силуэтом, который как будто летел над поблескивающей в тусклом свете луны дорожкой асфальта. Светлана обомлела и остановилась. Перед ней, в слабом бледно-желтом пятне от спутницы Земли, как в размазанных прокисших сливках на грязном фоне серого ночного неба, остановилось нечто абсолютно черного цвета. Настолько черного, что не было никаких деталей, на которых можно было остановить свое внимание. Просто силуэт цвета смерти, не считая глаз, которые поблескивали в темноте. Он молчал и пристально смотрел на нее. Неизвестно, сколько продолжалось это оцепенение, но Светка даже не пыталась убежать или закричать, чтобы позвать на помощь. Ноги стали чугунными, а язык не получал команды из коры головного мозга. Это состояние можно назвать полным ступором. Внезапно руки сами выпрямились и протянули вперед сумочку.
    - Возьмите, вы же хотите меня ограбить? – дрожащим голосом прошептала молодая женщина.
    Тень двинулась вперед, в руке угрожающе мелькнуло лезвие внушительных размеров.
    - Все… это конец! – в Светкиной памяти замелькало калейдоскопом слайд-шоу всей ее жизни.
    Она развернулась и бросилась в глубину сквера, подальше от этого то ли человека, то ли призрака. Погоня была недолгой, преследователь настиг свою жертву и сбил ее с ног. Потеряв равновесие, девушка упала на землю, испачкав руки и обрызгав грязью лицо. Попыталась быстро подняться, но что-то тяжелое навалилось на нее всем телом. Светка уже немного пришла в себя и захотела было крикнуть, но увидела перед собой нож. Что-то подсказывало, что не стоит этого делать, может еще все обойдется? Её перевернули на спину, и тут она заметила, что у человека на голове вязаная шапочка с прорезями для глаз. Он резко встал, крепко ухватился одной рукой за волосы жертвы, намотал их на перчатку и потащил волоком к ближайшему дереву. От боли у Светланы потекли слезы. Они смешивались с тушью и щипали глаза, вся одежда пропиталась грязной жижей и стала тянуть вниз под своим весом. Сильные руки прижали женское тело лицом к дереву, ее ноги дрожали от страха и, начинающего пронизывать мокрую одежду, ветра. Напавший взял ее руки и обвил ими ствол дерева так, что кисти оказались с другой стороны. Затем она услышала характерный металлический звук защелкивающихся наручников. Девушка оказалась прикованной к дереву в нелепой позе. Две руки в черных перчатках приклеили пластырь к лицу, намертво перекрыв губы. “Чтобы не смогла заорать” - догадалась жертва. Что-то твердое и острое дотронулось до ее щиколоток сзади и медленно стало ползти вверх, разрезая ее модные брюки снизу вверх. Вторая рука маньяка придерживала штанину, видно для того, чтобы легче было расправляться с тканью. Закончив с первой, он начал прорезать материал и на другой ноге. Далее он схватил оставшуюся часть, ту, что находилась между ног, и одним движением освободил промежность. Насколько можно было вытаращить свои большие цвета василька глаза, настолько они и были сейчас открыты у Светки, которая почему-то стала прислушиваться к своим ощущениям, и выяснилось, что первоначальная дрожь куда-то пропала, зато появилась другая, от которой она уже была сегодня мокрая. Нож порвал тонкое полиамидное волокно колготок, сохраняющее какое никакое тепло под брюками, которое сопротивлялось совсем недолго. Оно, словно похотливая девка раздвигающая ноги, само разъехалось, подставляя голую кожу холодному дыханию апрельского ветра. Еще секунда и нож расправился с новыми белыми кружевными трусиками. “Совсем недавно купила. Так тщательно выбирала эту вещь! Вот, сволочь!” - обливалось кровью растревоженное сердце.
    Светка с самого детства доминировала над мужчинами, старалась взять над ними верх. Для нее это было своего рода спортивное состязание – кто кого. Она предпочитала не ждать, когда ее заметят, а самой выбирать себе самца. Даже своего мужа “охомутала” в два счета. Он был самой заметной фигурой в ее окружении. Как потом Никита признался, что даже не понял, как все быстро произошло. Свадебными хлопотами занималась сама, не доверяя вкусам и желаниям своего избранника, который покорно со всем соглашался. Но в душе она мечтала совсем об обратном. Ей хотелось, чтобы сильный и властный мужик взял над нею верх, чтобы он повелевал в постели, хотела исполнять все его дикие плотские желания.
    Мучитель больно схватил ее за волосы и притянул назад, к себе. Он стоял у нее за спиной и наслаждался своим превосходством. Затем его рука в кожаной перчатке неожиданно и хлестко ударила девушке по голой попке, вызвав у последней волну новых приятных ощущений. Сочетание боли, страха и новизны ситуации всколыхнули в жертве дремлющие животные инстинкты. Она взвыла от удовольствия и если бы не пластырь, который заглушал ее звуки, то крик самки, желающей совокупиться, услышали бы жители всех окрестных домов. Просунув свою ногу между парой Светкиных, он двумя ударами стопы раздвинул их в стороны, как это делают полицейские при досмотре. Она осмелела и
    развернула голову на сто восемьдесят градусов, чтобы посмотреть на этого мужчину, который не казался ей уже таким страшным и ужасным, как двадцать минут назад, а наоборот, вызывал в ней все больше положительных эмоций. Темное пятно его фигуры
    нависло над разгоряченным станом женщины, а очертание головы в шапочке находилось на расстоянии полуметра от лица Светланы. Она ощутила его горячее дыхание. Маньяк расстегнул ширинку на штанах и выпустил свою “змею” наружу. Почувствовав, что сейчас начнется самое важное, жертва развернула голову обратно к дереву и закрыла глаза. Что-то теплое и твердое стало медленно проникать в ее хорошо увлажненное лоно. Мужчина начал медленно раскачиваться вперед-назад, постепенно прибавляя в темпе. Он то разгонялся со скоростью резвого авто, то притормаживал, как перед светофорами, чтобы снова сорваться с места. Светкина попка ощущала каждый удар, каждое неуловимое движение внутри ее. Устремившись в полет наслаждения и эйфории, считала небеса по номерам: “Первое, второе, третье…”, - постепенно приближалась к синеве под номером семь. Её упругое тело само подсказывало наиболее удобное положение и стало отвечать ударом на удар. Причем, неизвестно уже, кто этого больше хотел, нападавший или наивный агнец, медленно превращавшийся из жертвы в охотника. Светкино встречное скольжение бедрами продолжилось с утроенной энергией, когда каждая клеточка ее существа внезапно осознала величину накатившейся волны стремительно приближавшегося блаженства. Даже через приклеенный к губам пластырь слышались ее стоны и звуки, способные возбудить желание и у самого древнего старика.
    Они финишировали бурно и почти одновременно. Первая пересекла ленточку Светка, а вслед за ней через пару секунд и незнакомец в вязаной шапочке, не издав при этом ни единого звука. Внутрь устремилось приличное количество живого сока, от такого прилива у девушки снова внизу живота пронеслась кипящая волна. В изнеможении колени сами опустились вниз, губы высохли, от чего страшно хотелось пить. Вдруг что-то щелкнуло, и руки, как два падших ангела, уже свободно лежали на земле. Через мгновение только ветер остался напевать невнятный мотив. Она осталась одна в этом скверике, в изрезанной и перепачканной одежде, с растрепанными волосами, и в полном смятении чувств.


    Vi_cool :: 26.03.2009 19:43:25

    Блин, ну ладно еще, что мой рассказ скопировали и разместили... (спасибо за рекламу), но ведь нужно полностью копировать, а не с середины второй части ))))

    Добавить комментарий
    Имя *
    email
    Комментарий *
    Код подтверждения


     
    * - поля обязательны к заполнению
    Опрос
    |Каким должен быть идеальный секс?







    всего проголосовало 1157 чел
    Новинки
    Лена
    28.04.2010
    смотреть остальные »
    Оцениваем
    Секс за деньги
    рейтинг 3.00/4 голосов
    Отдых женщин в бане …
    рейтинг 3.00/2 голосов
    Новизна
    рейтинг 3.00/2 голосов
    Как я вешал люстру
    рейтинг 3.00/2 голосов
    Во время летней сессии
    рейтинг 3.00/1 голосов
    смотреть остальные »
    Обсуждаем
    Маньяк в 23-00
    3 комментариев
    На дачу
    3 комментариев
    смотреть остальные »
    Что еще
    Rambler's Top100 bigmir)net TOP 100
    О проекте :: Правила :: Контакты